]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru

Речь Стива Джобса

Материал из Веб программирование.

Перейти к: навигация, поиск

Стивен Пол Джобс - американский инженер и предприниматель, со-основатель и исполнительный директор американской корпорации Apple Inc. Так же под руководством Джобса были выпущины такие фильмы, как «История игрушек» и «Корпорация монстров» в компании Pixar, которую он продал студии Walt Disney в 2006 году. И много другого он уже сделал в нашей жизни...

Вашему вниманию я предлагаю статью "О выбора пути одного человека", а точнее речь Стива Джобса на церемонии вручения дипломов Стэнфордского университета три года назад.

И так слушаем...

Для меня честь присутствовать при вручении дипломов одного из лучших университетов мира. Говоря по правде, сам я так и не закончил высшего. Поэтому ближе, чем сейчас, к университетскому диплому я никогда не был. (Смех в зале). Сегодня я расскажу вам три истории из своей жизни. Это всё. Ничего особенного, всего лишь три истории.

Первая из них — о том, как соединяются точки.

Я ушёл из колледжа Рид после шести месяцев учёбы; но еще примерно полтора года оставался там свободным слушателем. Так почему же я ушёл? (Крики из толпы.) Всё началось еще до моего рождения. Моя биологическая мать была молодой, незамужней выпускницей колледжа. Она решила отдать меня на усыновление. Она хотела, чтобы меня усыновили непременно люди с высшим образованием; так что когда я родился, меня уже готовилась принять семья юриста. Только вот когда я выскочил, они вдруг решили, что им нужна девочка. И тогда моим родителям — они были следующие в очереди — позвонили среди ночи и сказали: «У нас внеочередной малыш, мальчик. Возьмёте?» «Конечно», — ответили они.

Уже позже моя биологическая мать узнала о том, что моя мама не получила высшего образования, а отец и средней школы не закончил. Она отказалась подписать окончательное согласие. Уступила она только несколько месяцев спустя, когда мои родители пообещали, что я буду учиться в колледже. Тогда началась моя жизнь.

Через семнадцать лет я и правда поступил в колледж. Но из наивности я выбрал колледж почти такой же дорогой, как Стэнфорд. (Смех в зале). Так что все сбережения моих родителей-рабочих пошли на оплату моего обучения. Через шесть месяцев я так и не смог увидеть, чем колледж может быть мне полезен. Я понятия не имел, что хочу делать со своей жизнью, и тем более — как колледж может помочь мне это понять. А я тем временем просаживал те деньги, которые моим родителям удалось скопить за всю свою жизнь. Я решил бросить учёбу и верить, что всё в конце концов обернется хорошо. Тогда мне было очень страшно; но теперь я думаю, что это одно из самых важных решений в моей жизни. Ведь когда я отчислился, я мог перестать ходить на обязательные занятия, которые были мне неинтересны, и ходить на те, которые нравились мне гораздо больше. Не все было так романтично: у меня не было комнаты, так что я спал на полу у разных друзей; я сдавал бутылки из-под «Кока-колы» в обмен на пятицентовые продуктовые купоны. А каждый вечер воскресенья я проходил семь миль, чтобы хоть раз в неделю поесть по человечески — в храме кришнаитов. И мне это нравилось. Все, на что я натыкался, ведомый любопытством и интуицией, впоследствии оказалось бесценным. Я приведу один пример.

В колледже Рид в то время были, пожалуй, лучшие в стране преподаватели каллиграфии. В нашем кампусе все плакаты и объявления, каждая бирка на каждом шкафчике были написаны превосходным каллиграфическим почерком. Раз уж я бросил учёбу и не обязан был ходить на обычные занятия, я решил пройти курс каллиграфии. Я узнал, что такое шрифты с засечками и без них, о том, как варьировать расстояния между буквами в разных сочетаниях, о том, что делает хорошую типографику таковой. Это прекрасная, полная истории дисциплина, искусство, которое неподвластно науке. Я был очарован. Разумеется, у меня не было и мысли, что это хоть когда-нибудь мне пригодится. Но через десять лет, когда мы создавали первый «Макинтош», я вспомнил всё, чему научился. Тогда мы вложили это в «Мак». Это был первый компьютер с эстетичной типографикой. И если бы я не окончил этого небольшого курса в колледже, в «Маке» бы не было выбора гарнитур, не было бы пропорциональных шрифтов. А так как Windows просто копирует «Мак», (смех в зале) возможно, ни в одном персональном компьютере их бы не было. (Аплодисменты.) Если бы я не бросил учёбу, я бы не пошел на этот курс, и у персональных компьютеров могло не быть той типографики, которой они обладают сегодня.

Конечно, я не мог соединить эти точки тогда, в колледже, глядя в будущее. Но через десять лет, оглянувшись назад, я увидел всё ясно как день. Повторюсь — нельзя соединить точки, глядя вперёд. Картинка вырисовывается только тогда, когда ты оглядываешься. Поэтому нужно верить, что в будущем твои точки как-то соединятся. Нужно во что-то верить: в шестое чувство, в судьбу, жизнь, карму, во что угодно. Потому что если поверить, что точки соединятся где-то впереди, за поворотом, это даст тебе силы верить голосу сердца, даже если тот зовёт тебя прочь с проторенного пути. А от этого в итоге зависит вся жизнь.

Вторая моя история — о любви и утрате.

Мне повезло: я понял, чем хочу заниматься, довольно рано. Уоз (Стивен Возняк) и я создали Apple в гараже моих родителей, когда мне было 20. Мы трудились вовсю, и через десять лет из гаражного дуэта Apple превратился в двухмиллиардную компанию, в которой работало больше четырех тысяч человек. Мы только год как выпустили наше лучшее творение,— «Макинтош», — мне было тридцать, и тогда меня уволили. Как можно уволить основателя компании? Что ж, компания Apple росла. И я решил нанять, как мне казалось, талантливого администратора, чтобы тот управлял конторой вместе со мной. Примерно год всё было хорошо. Но потом наши представления о развитии разделились, и в итоге возник конфликт. В этом конфликте совет директоров остался на его стороне. Таким образом, в тридцать лет меня выгнали — и выгнали весьма публично. То, что представляло собой центр всей моей взрослой жизни, исчезло. Я был раздавлен. Несколько месяцев я не знал, что делать. У меня возникло ощущение, что я подвёл предыдущее поколение успешных предпринимателей, что я выронил эстафетную палочку, которую мне передали. Я встретился с Дэвидом Пакардом и Бобом Нойзом и попытался извиниться за то, что облажался. О моей неудаче знали все, и я даже подумывал уйти из [Силиконовой] Долины. Но тут я постепенно начал кое-что понимать: мне всё ещё нравилось заниматься своим делом. И то, что случилось в Apple, никак на это не повлияло. Меня отвергли, но я все еще был влюблён. Так я решил начать с нуля.

Тогда я этого не понимал, но увольнение из Apple стало для меня одним из лучших событий в жизни. Тяжесть успеха уступила место лёгкости, ощущению, что я снова новичок, и начинаю заново, — ещё менее уверенным в прописных истинах. Тогда мне выпало начать один из самых творческих периодов в моей жизни: в течение пяти лет я основал компанию NeXT, студию Pixar и полюбил чудесную женщину, которой суждено было стать моей женой. Pixar создали первый в мире полнометражный компьютерный мультфильм, «Историю игрушек»; на сегодняшний день это самая успешная анимационная студия в мире. (Аплодисменты.) По иронии судьбы, впоследствии Apple купило компанию NeXT! Таким образом, я вернулся в Apple, а технологии NeXT лежат в основе нынешнего возрождения Apple. А мы с Лорейн стали чудесной семьей.

Я уверен: ничего этого бы не случилось, не уволь меня директора из Apple. Лекарство оказалось на редкость горьким, но, похоже, пациент в нем нуждался. Порой жизнь даёт тебе кирпичом по голове — не теряй веры. Я уверен, что пошёл дальше лишь потому, что любил своё дело. Нужно понять, что ты любишь — и это справедливо не только для работы, но и для личной жизни. Работа занимает большую часть твоей жизни, и единственный способ достичь в ней удовлетворения — заниматься тем, что, по-твоему, действительно стоит того. А единственный способ в это верить — любить свою работу. Если вы еще не нашли дело по вкусу — продолжайте искать и не успокаивайтесь. Как и в других сердечных делах, вы поймете, когда встретите свою любовь. И как со всеми удачными отношениями, ваша любовь будет лишь расти с годами. Так что продолжайте искать. Не останавливайтесь.

Третья моя история — о смерти.

Когда мне было семнадцать, я вычитал цитату, что-то вроде: «Если проживать каждый день так, как если бы он был последним, в конце концов он безусловно таковым и окажется». (Смех.) На меня это произвело впечатление. С тех пор, на протяжении тридцати трех лет, каждое утро я смотрю в зеркало и спрашиваю себя: если бы сегодня было последним днём в моей жизни, хотел бы я заниматься тем, что собираюсь делать? И если на протяжении слишком многих дней ответом было «нет», я понимал, что нужно что-то менять.

Помнить, что мы скоро умрём — самый важный инструмент для принятия решений, который я встречал в своей жизни. Ибо почти всё: ожидания, которые мы возлагаем на внешний мир, наша гордость, наш страх опозориться и оплошать, — всё это меркнет перед лицом смерти, оставляя лишь самое важное. Помнить, что ты умрёшь — лучший из известных мне способов избежать мыслей о том, что тебе есть что терять. Ты уже обнажен — нет причин отказываться от своих стремлений.

Около года назад у меня нашли рак. В полвосьмого утра мне сделали рентген, и врач ясно увидел опухоль в моей поджелудочной. Я-то даже не знал, что у меня есть поджелудочная. Врачи сообщили мне, что это именно тот вид рака, который не поддаётся лечению, и что жить мне осталось от трёх до шести месяцев. Доктор посоветовал мне поехать домой и привести мои дела в порядок — что на врачебном языке означает приготовления к смерти. Это означало попытаться сказать всё своим детям. Казалось, что у тебя еще десять лет, чтобы всё это сказать — а теперь лишь несколько месяцев. Это означало, что нужно всё выправить, чтобы семье было как можно легче потом. Это означало — попрощаться.

Я прожил с этим диагнозом весь день. Вечером мне назначили биопсию. В глотку мне вставили эндоскоп, протолкнули его сквозь желудок в кишки, вонзили иглу в поджелудочную железу и взяли несколько клеток из опухоли. Я был под наркозом, но рядом сидела моя жена. Она рассказала, что когда мои клетки рассмотрели под микроскопом, врач заплакал. У меня оказалась очень редкая форма рака поджелудочной железы, подвластная хирургическому лечению. Я прошёл операцию, и теперь, к счастью, со мной все в порядке. (Аплодисменты.) Это было самое моё короткое знакомство со смертью, и я надеюсь, что мне не придется встретиться с ней ещё несколько десятилетий.

Пройдя через это, я могу сказать вам определенно — уверенней, чем тогда, когда смерть была для меня полезной, но абстрактной концепцией — я могу сказать вам: никто не хочет умирать. Даже те, кто хочет попасть в рай, не хотят умирать ради этого. И всё же смерть — это место, где встретимся мы все. Ещё никто не избегал этого маршрута. И так быть должно. Ибо смерть, вероятнее всего — величайшее изобретение жизни. Это катализатор жизненных перемен, она устраняет старое, чтобы дать дорогу новому. В эту минуту новое — это вы. Но недалёк тот день, когда вы постепенно превратитесь в старое, и будете устранены. Простите за драматизм, но это действительно так.

Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его впустую, проживая чью-то чужую жизнь. Не попадайтесь в ловушку догматов, не живите чьими-то чужими выводами; не позволяйте грохоту чужих мнений заглушать ваш собственный внутренний голос. И, что самое важное, — имейте смелость следовать голосу собственного сердца, собственной интуиции: каким-то образом они уже знают, кем вы хотите стать. Все прочее вторично. (Аплодисменты.)

Когда я был молод, выходило замечательное издание — «Всемирный каталог». Это было одной из Библий моего поколения. Создал его парень по имени Стюарт Брэнд, и сделал это не так далеко отсюда, в Мэнлоу Парк. Он вдохнул в эту книгу свой гений. Произошло это в конце шестидесятых, до появления ПК и компьютерной полиграфии, так что всё было сделано с помощью печатных машинок, ножниц и полароидов. Это был своего рода Гугл — за тридцать пять лет до того, как появился Гугл. Это был идеалистский проект, полный изящных решений и удивительных идей. Стюарт и его команда выпустили несколько выпусков «Всемирного каталога». Затем, когда он прошёл свой путь, они издали окончательный выпуск. Это было в середине 70-х, и мне было столько же, сколько вам. На задней обложке последнего выпуска была фотография: деревенская дорога рано утром, такая, на которой вы вполне могли бы голосовать, если обладали тягой к приключениям. Под фотографией стояла надпись: «Оставайся голодным. Оставайся безрассудным». Именно это и было их прощальным посланием: «Оставайся голодным. Оставайся безрассудным». И я всегда желал себе лишь этого. И теперь, когда вы перешли на новый уровень и начинаете заново, я желаю этого вам. Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными. Спасибо большое.

Видеозапись оригинальной речи http://www.youtube.com/watch?v=D1R-jKKp3NA


Очень интересно надеюсь и вам понравилось... большое уважение тому, кто осилил.... и конечно самому автору Стивену Полу Джобсу

]]>
Google+
]]>
Личные инструменты
Хочешь еще цитату? …В программировании содержатся также эстетические и практические ценности. Хорошую программу можно читать как стихи, и она может привлекать как песня, музыка или прекрасная картина. Каждый программист на своем опыте знает, что он ощущает каждый раз, когда программа начинает работать. Еще большее интеллектуальное удовлетворение можно получить, найдя хорошее решение трудной задачи. Наилучшие образцы программирования представляют собой творческую науку и искусство.Э. Хювёнен, Й. Сеппянен
веб-программирование
Просмотры
чтим

Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /var/www/webproger/data/www/webproger.ru/1c6a72389c0fd92079ac7ae7cd356173/sape.php on line 218 Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /var/www/webproger/data/www/webproger.ru/1c6a72389c0fd92079ac7ae7cd356173/sape.php on line 224

]]>
Rambler's Top100
]]>
]]>
]]>